Главная » КУЛЬТУРА » Максим Галкин: «Не стал бы пародировать Аллу Борисовну…»

Максим Галкин: «Не стал бы пародировать Аллу Борисовну…»

«АиФ» к дню рождения Максима Галкина публикует архивное интервью с артистом, сделанное еще в период «до Пугачевой».

Не все помнят, что передача «Кто хочет стать миллионером?», которую несколько лет вел Максим Галкин, поначалу называлась «О, счастливчик!». А ведь эта фраза — как раз про него! Галкину везет всю жизнь. 

Это сейчас про телеведущего многое известно — активно пользуясь соцсетями, Максим регулярно выкладывает не только свои фото и видео, но и жены Аллы Борисовны, детей Лизы и Гарри. А когда состоялась наша встреча (тогда это было возможно в самом центре Москвы), его популярность только-только набирала обороты, и информацию о личной жизни юмориста приходилось добывать с трудом. 

Однако уже тогда его успехи впечатляли. В 18 — начал профессионально выступать на эстраде, пародируя известных политиков. В 24 — в результате жесточайшего кастинга был выбран ведущим популярной телепередачи «Кто хочет стать миллионером?». Он писал диссертацию, колесил по стране с гастролями, занимался спортом. В 2001 году, когда Максиму было всего 25, в Театре эстрады прошел его первый сольный концерт в Москве…

«В душе я Обломов: если будет много свободного времени, начну бездельничать»

— Говорят, господин Дибров так обиделся на вас, когда вы отобрали у него лакомый кусочек, что решил отомстить новой программой.

— Во-первых, он не обиделся, а сам решил покинуть передачу, после чего был организован кастинг нового ведущего. Во-вторых, если он будет вести новую игру, то уж, наверное, не в отместку мне, а ради собственных интересов, которых, думаю, у него предостаточно. Ну и, в-третьих, насколько я знаю, Дима — человек довольно великодушный и нормально ко мне относится. Как и я к нему.

— Конкурентов в виде других подобных передач не боитесь?

— А чего мне бояться? Конкуренция полезна, она не дает застояться. Да и я никогда не волнуюсь, что кто-то сделает лучше. Кроме зависти и переживаний есть столько разных дел…

— Нетщеславному человеку вряд ли есть место на ТВ.

— Мое тщеславие распространяется только на меня и мою передачу. Но никак не на конкурирующие программы. Зачем нервничать: «Как там у них?», судорожно изучать рейтинги? «Миллион» уже завоевал определенную аудиторию, и, думаю, конкурентам будет непросто перетянуть одеяло на себя… Я прикладываю максимум усилий, придумываю в передаче что-то новое. И буду счастлив, если стану уникальным телеведущим, войду в какие-то анналы. Но самое главное в моей жизни все-таки эстрада и пародия. Это не значит, что на ТВ я халтурю. Так что пусть сравнивают, с кем хотят. Меня мнения журналистов не волновали с самого начала. И сейчас не волнуют. Для меня сейчас более важно то, что я стал ездить с сольными гастролями. 

— Может, не стоило гоняться за двумя жирными зайцами — эстрадой и телевидением, а пытаться достичь большего в одном?

— Не могу замыкаться на одном. Мой знак Зодиака — Близнецы, которые нахапают, нахапают разных дел…

— … а потом разрываются, разрываются.

— В этом разрывании — весь смысл существования. Если буду делать что-то одно, мне это очень быстро наскучит. А я то диссертацию попишу, то для эстрады посочиняю.

— Распыляясь разве можно достичь больших результатов?

— Именно — чем больше распыляюсь, тем больше успеваю. Есть, конечно, лимит, но я в душе Обломов: возникнет много свободного времени — буду сидеть дома и бездельничать.

«Вас часто видят с Галкиным». О чем в 2003 году «АиФ» говорил с Пугачёвой

— Не тяжела шапка Мономаха — диссертация, концерты, гастроли, ТВ?..

— Ну, какая же это шапка Мономаха? У него была потяжелее. Уверяю вас, есть люди более занятые, чем я.

— Да вы же сами себе уже не принадлежите!

— Наоборот — принадлежу исключительно сам себе. Просто планирую много. Сидя на диване-то, легко говорить, что завтра выступлю с концертом, послезавтра полечу на гастроли. А наступает завтра, и я оказываюсь в запарке.

— Когда поняли, почем фунт лиха на ТВ, не хотелось все бросить?

— Может, и кокетничал: «уйду в монастырь», но несерьезно. Когда до этого мне предлагали разные передачи, всех футболил. Поэтому и в случае с «Миллионером» имел наглость сказать: «Надо подумать…». Понимал, что ТВ — область особая. До цикловой юмористической передачи еще не дорос, а обычным ведущим быть не хотел. И вот как-то сижу перед телевизором, смотрю «О, счастливчик!» и вдруг ловлю себя на мысли, что единственная передача (какой наглец!), достойная меня — эта. Вот, думаю, Дибров какую хорошую передачу ведет! На такую и я бы согласился. А через полтора месяца мне позвонили: «Не хотите попробовать?».

— И часто вам так везет?

— Грех жаловаться.

«Даже близкие не верят, что можно стать известным, ни за что не платя»

— Да уж! В 25 лет быть ведущим популярнейшей телепередачи и выступать с сольником в Театре эстрады!..

— Мне кажется, момент везения присутствовал в моей жизни всегда. Например, экзамен по географии в школе. Из 10 билетов я учу три — и обязательно вынимаю один из них.

Максим Галкин: «У нашей страны есть будущее»

— О, счастливчик! Жаль, передачу переименовали… Вот если я в школе из 30 билетов не знала один, он мне и попадался.

— Бывает и так. Зато я по этим трем билетам выучивал бог знает что! На вопрос о Японии рассказывал про скорость поездов и высоту Фудзиямы, про численность жителей Токио, кто в каком районе живет. Вываливал на учителя всю информацию, и у него уже совести не хватало задавать мне вопросы.

— Ваш эстрадный гуру — Михаил Задорнов. Хотя вообще это странно: один юморист продюсирует другого, своими же руками взращивая себе конкурента.

— Может, со стороны это действительно выглядит странно. Но и Задорнов, и Петросян, и Хазанов — три наших мэтра — совершенно бескорыстно стали мне помогать. Многие не верят, но я в самом деле никогда никого ни о чем не просил. Тем не менее Петросян первым начал показывать меня по ТВ. Задорнов стал возить по стране, объявляя преемником. Увидел меня, сидя на какой-то церемонии вместе с Лионом Измайловым, и уже вскоре пригласил в свой концерт в Юрмале. А ведь это большая редкость — чтобы коллеги смотрели друг друга. Известные артисты приезжают за один-два номера до собственного выхода, выступают — и сразу уезжают. Я несколько раз участвовал в одном концерте с Задорновым — и ничего не происходило. А тут ему понравилось. На первых порах готов был бы ездить с ним бесплатно, как говорится, возили, рекламировали — и на том спасибо, но я при этом еще неплохо зарабатывал.

На фестивале в Брянске меня случайно увидел и Петросян. Пригласил на беседу. Полчаса расспрашивал: кто такой, откуда, вспомнил Утесова, который в свое время вывел на сцену его самого.

— Без протекции в разговорном жанре не выжить?

— Сложно. Наверное, мне действительно везет. Недавно Хазанов позвонил и предложил сделать сольник в Театре эстрады. Хотя даже близкие мне люди не верят, что можно вот так, ни за что не платя, стать известным. Но я же никогда не стремился «выстрелить» быстро. Публике кажется — резко взлетел, а я на профессиональной сцене уже 7 лет… И все равно спрашивают: кто твой спонсор? Иногда такой бред несут — чуть ли не сам президент продвинул меня на ТВ.

— Ну, учитывая то, что вы Путина пародируете…

— Да, он видел мои выступления, вроде бы ему нравится… Но так устроены люди: когда кругом столько разговоров о продажности, сложно поверить, что кто-то кому-то помогает бескорыстно. Хотя мне не надо снимать клипы, не надо крутить их по ТВ. А в передачах, в которых участвую, практики блата и проплаты нет.

  • © РИА Новости / Дмитрий Коробейников

  • © РИА Новости / Дмитрий Коробейников

  • © РИА Новости / Руслан Кривобок

  • © РИА Новости / Антон Денисов

  • © РИА Новости / Илья Питалев

  • © РИА Новости / Иван Руднев

  • © РИА Новости / Алексей Ладыгин

  • © РИА Новости / Алексей Филиппов

  • © РИА Новости / Рамиль Ситдиков

  • © РИА Новости / Рамиль Ситдиков

— А как же тусовка Аншлага, куда дверь открыта только для своих?

— Это скорее вопрос общественного признания, а не дружбы. Понятно, что туда не сразу попадают. И я попал, только когда стал известен. Впрочем, чего уж там — и в это никто не верит. Представляете, что говорят люди! Мол, «миллионер» Галкин и пародист Галкин — это два человека, настолько они разные. Недавно выступал в Тольятти на радио перед концертом. Звонят: правда, что вас двое братьев-близнецов? Отвечаю: на самом деле нас четверо, но раскрутились пока только двое. Третий будет сниматься в кино, четвертый — танцевать в Большом театре.

— Слухи — верный признак популярности. А еще узнаваемость… Тяжело «в люди» выходить? Даже в такси не сесть…

— Ну, это уже было давно — когда ловил такси и называл цену, мужики частенько говорили: «Ладно, давай Жирика изобрази — и поедем!». Все водители почему-то считают: если к ним сел юморист, ему нужно непременно рассказать все анекдоты, которые он (таксист) знает. А это такая проблема! Иногда среди них попадаются остроумные, но вообще смешное рассказывают редко. Попросить, чтобы помолчали, не могу, вот и слушаю всякую чушь. Но людям и этого мало. Они думают, что, если ты не смеешься, нужно рассказать другой анекдот. Так что желательно еще смеяться, чтобы таксист тоже почувствовал себя немножечко юмористом.

— Тяжело вам, известному да популярному. Представляете, что будет лет через десять, если уже сейчас бурятские журналисты разыскали вашу первую любовь?

— Да уж! Смешно, конечно, называть это первой любовью — мы оба учились в четвертом классе. Но, когда одна поклонница «Миллионера», пенсионерка, прислала мне ту статью, не буду скрывать, было приятно. Хотя журналисты назвали Оксану не Заховайко, а Заховайка и на общей фотографии вместо нее тупо обвели кружочком девочку, стоящую рядом со мной. А это не она! Но расследование все равно мощное. Я просто обалдел. Думал: мать честная! Это же надо — все раскопали! Как будто я звездой стал.

— Что сейчас с Оксаной, не знаете?

— После того как я с родителями перебрался в Москву (отец прослужил в Бурятии всего год), мы долго переписывались. А когда и она уехала из Улан-Удэ, связь оборвалась.

Вся правда о женщине № 1. Жизненный путь Примадонны

«Публиковать свой роман ужасов не буду, но к писательству еще вернусь»

— Судя по всему, прелести гарнизонной жизни вам хорошо знакомы.

— Не совсем. Годы лишений и суровое детство в гарнизонах с общей кухней на 18 семей выпали в основном на долю моего замечательного брата (Дима на 12 лет старше). Его и воспитывали строже — на нем все попробовали, меня больше баловали. Да и в бытовом смысле я был устроен гораздо лучше. Зато брат рос более самостоятельным, поначалу пошел по стопам отца, но потом занялся бизнесом. Я же и в детском саду был от силы недели две. Да и вообще катался как сыр в масле.

— Из таких детей обычно вырастают настоящие оторвы. У вас же нет ни одной вредной привычки.

— Да вы что! Вы не знаете, какой я зануда! Все время сомневаюсь: не так сделал, не то сказал, что теперь будет… В общем, пессимист, с которым близким очень тяжело. Я же достаю их своим самоедством.

— Не скромничайте. Говорят, вы даже не выпиваете… Как же расслабляетесь?

— Ну как? В горячей ванне. На самом деле я, конечно, могу выпить бокальчик вина. Мне просто это не очень нравится. Да и пью в основном что-нибудь попсовое. В кругах, приближенных к аристократическим, сладкие вина считают глупостью, высший класс — сухие, французские. Я же люблю сладенькое, полусладенькое. К десертику. И то в небольших количествах. А чтобы расслабиться, мне просто нужно куда-нибудь сходить.

— Например? Вы не любите ни ночные клубы, ни дискотеки.

— Да ладно! На дискотеках и впрямь бываю редко. Но могу пойти в кино, в театр, завалиться компанией в хороший ресторан. В казино разок сыграть. Не углубляясь…

— С каким результатом обычно «не углубляетесь»?

— Бывало, и выигрывал. Вообще же — с переменным успехом. Ну а кто там часто выигрывает?.. К слову, о расслаблении. Я люблю погулять, съездить к кому-нибудь на дачу. Потусоваться. Но в своем кругу. С людьми, которых хорошо знаю и с которыми мне есть о чем поговорить. А просто выйти на какую-нибудь ярмарку тщеславия? Не-е! Я сразу начинаю стесняться. Куплю дорогую вещь — не так надену, она плохо на мне сидит, все мнется… Не могу! Есть люди, которые всегда комильфо: налаченные, с ног до головы блестят. А у меня то волосы всклокочены, то пуговица оторвалась, то рубашку вовремя не постирал…

Максим Галкин: «Хочется погрузиться в рутину, когда мозги включать не надо»

— Сами, что ль, стираете?

— А чего там? В машину кинул, она и постирала. И глажу обычно сам. И каждый раз проблема: надо куда-то выйти — надеть нечего, если вышел — костюм плохо сидит. В передаче мне костюмер все погладит, стилист подстрижет, причешет. Там все надо мной работают. А дома? Что было, то и надел.

— Не знаю, как на ярмарках тщеславия, но сегодня у вас, кажется, ничего не помялось. И костюмчик вроде сидит… А вот почему с Интернетом не дружите, не понятно. 

— Перестал любить я его задолго до того, как стал популярным. Мне говорили: там можно раскопать все! А я не нашел по своей диссертации ни-че-го! Сидеть в чатах — вообще бредовое занятие! К слову, если дьявол существует, голову даю на отсечение, это его вотчина. Другое дело — е-мейл, это удобно. Но сам Интернет — абсолютно бездушная вещь. Я даже думаю, что, если сравнить пользу от него и вред, еще неизвестно, что перевесит.

— Экий вы Базаров. Уже и по любимой эстраде прошлись, будто долгое пребывание на ней не способствует повышению интеллекта… Не боитесь приобрести стайку врагов в лице коллег?

— Я не имел в виду концерты. Не мое выступление меня отупляет. Просто в целом это достаточно замкнутый профессиональный круг с определенными законами и темами общения, и я в него немножко не вписываюсь. Я туда с другого боку зашел. Не из эстрадно-циркового училища.

— Геннадия Викторовича норовите обидеть?

— Боже избавь. Я просто другой, потому что никогда этому ремеслу не учился. У меня даже многие номера построены не так, как должно быть. Да и человек я не эстрадный, хотя обожаю эстраду. Просто черпаю свои идеи не изнутри ее, как часто происходит, а, например, из научного мира. Поэтому и не хочу вариться только в эстрадном соку.

— После кандидатской приметесь за докторскую?

— Нет, конечно. Какая докторская? Это уже будет нахальство. Знаю, многие люди, те же политики, становятся докторами наук. Но, думаю, чтобы написать докторскую, надо все-таки жизнь посвятить-то науке. Ради кандидатской бы все бросить и писать, писать…

— На романы ужасов типа «Силы мрака» времени уже не остается?

— Ой, ну это было достаточно наивно, хотя я и храню ту вещицу. Публиковать, наверное, не буду, но, думаю, к писательству еще вернусь. В детстве-то любил сочинять фантастические рассказы. Когда мы жили в военном городке под Улан-Удэ, мне нужно было идти до школы 20 минут. Я выходил из дома, встречал одноклассников и каждый день рассказывал им бесконечную авантюрную историю. На ходу придумывал героя, поступки… Ребята слушали и после уроков с нетерпением ждали продолжения. И поскольку сочинять всякую ерунду я начал раньше, чем кривляться, сейчас сам пишу свои эстрадные номера.

— К слову, о кривлянии. Есть такие люди, которых вы ни при каких обстоятельствах пародировать не будете?

— Никогда не буду изображать политиков, ушедших из жизни. Отношение к ним неоднозначное, да и не я был свидетелем того времени. Еще не стал бы пародировать Аллу Борисовну. Из чувства огромной любви…

P.S. Поженились Максим Галкин и Алла Пугачева только спустя десять лет. А вот встречаться, по признанию Аллы Борисовны, начали как раз в 2001 году, когда состоялась эта беседа с Максимом…

Источник

Оставить комментарий