Главная » ЭКОНОМИКА » Меньше секретов: зачем налоговикам доступ к аудиторской тайне

Меньше секретов: зачем налоговикам доступ к аудиторской тайне

Фото: Эмин Джафаров / «Коммерсантъ»

Госдума одобрила в третьем, окончательном чтении поправки в Налоговый кодекс, согласно которым налоговые органы получат доступ к аудиторской тайне. Документ, разработанный правительством, был одобрен в первом чтении в июне 2017 года, однако ко второму чтению, которое состоялось спустя год, был значительно доработан. За принятие законопроекта на пленарном заседании проголосовали 352 депутата, против — 21. Заседание транслировалось на сайте Думы.

Сейчас в законодательстве четко прописан запрет на сбор и использование налоговыми органами сведений, составляющих адвокатскую и аудиторскую тайну. Под аудиторской тайной понимаются любые сведения, полученные и составленные аудиторской организацией и ее работниками, а также индивидуальным аудитором. На информацию, разглашенную самим клиентом, аудиторская тайна не распространяется. Все документы, которые аудиторская организация получает от заказчиков, обязаны храниться в организации от трех до пяти лет (три года по всем консультационным и юридическим проектам и пять лет по аудиторским услугам).

Поправки «О внесении изменений в часть первую Налогового кодекса Российской Федерации» снимают это ограничение и предоставляют право налоговым органам запросить у аудиторских организаций и индивидуальных аудиторов документы и информацию, полученные ими от компаний при проведении в них аудита и оказании сопутствующих ему услуг. Основанием для этого может стать решение руководителя Федеральной налоговой службы (ФНС) России или его заместителя. Получить документы этим путем налоговики могут в случае, если налогоплательщик не предоставил их сам в ходе выездной налоговой проверки.

Минфин, разрабатывавший законопроект, не ответил на запрос РБК. Ранее замминистра финансов Илья Трунин говорил, что принятие законопроекта будет способствовать выявлению налоговых правонарушений, а также борьбе с уклонением от уплаты налогов и мошенничеством.

Илья Трунин

(Фото: Александр Кряжев / РИА Новости)

Как изменится механизм?

Согласно доработанной версии законопроекта, налоговые органы получат право сбора, хранения и использования информации о налогоплательщике, полученной от аудиторской организации, но, в отличие от первоначальной редакции, не смогут ее распространять. Это связано с тем, что любые данные, полученные ФНС о налогоплательщике, автоматически подпадают под налоговую тайну. «А в соответствии с прямыми положениями НК РФ и УК РФ распространение сведений о налогоплательщике, составляющих налоговую тайну, и так прямо запрещено», — поясняет ведущий юрисконсульт департамента налоговых споров ФБК Grant Thornton Артем Ломизе.

Поправки в законопроект также прописывают ранее отсутствовавший механизм самого процесса истребования документов у аудиторской организации. В первую очередь налоговый орган, проводящий проверку, должен истребовать необходимые документы у проверяемого налогоплательщика.

Не получив документы, руководитель или замруководителя ФНС (а не территориальной налоговой инспекции) принимает решение запросить необходимые сведения у аудиторской компании. При этом в обосновании такого запроса должны быть указаны реквизиты решения о проведении выездной налоговой проверки; дата направления требования о представлении документов и срок их представления; сведения о факте непредставления в установленный срок документов; сведения об аудиторской организации, проводившей аудит; а также реквизиты или другие сведения, позволяющие аудиторской организации идентифицировать запрашиваемые документы. После этого аудитору по месту его учета выставляется требование с решением ФНС.

«Появление четкой процедуры успокоит тех налогоплательщиков, которые опасаются произвола на местах, когда линейные руководители налоговых инспекций будут массово истребовать такую чувствительную информацию, как аудиторские заключения», — говорит партнер юридической фирмы Taxology Михаил Успенский. Таким образом, рассуждает эксперт, в законе предусматривается заградительный барьер в виде санкции высшего состава центрального аппарата ФНС России. «Лишь руководитель службы и его замы смогут приказать аудиторам раскрыть данные об их клиентах, причем по относительно четко прописанной процедуре», — поясняет он.

Поскольку истребование возможно только с санкции руководства налоговой службы, массово оно использоваться не будет, считает руководитель аналитического департамента «Пепеляев групп» Вадим Зарипов. «Законопроект принят в целях выполнения рекомендаций ОЭСР в целях международного обмена информацией. Особой необходимости у российских налоговых органов в таком инструменте нет», — говорит он.

Значительных негативных последствий от данного законопроекта для добросовестного бизнеса не будет, считает президент «Деловой России» Алексей Репик. «Больше всего бизнес опасается, что сведения попадут в третьи руки, но у нас органы ФНС вызывают полное доверие в плане надежности», — сообщил он РБК. По его словам, аудит в компаниях проводится в первую очередь для риск-менеджмента, как управленческой, так и налоговой отчетности.

«Сейчас в законодательстве мы видим немало изменений, касающихся именно отчетности компаний. В связи с этим аудитор — это именно тот, кто должен помогать компании корректно формировать отчетность в рамках правового поля. Не чтобы что-то скрыть, а чтобы не совершить ошибок», — говорит Репик.

Фото: Владимир Федоренко / РИА Новости

Аудитор — не арбитр

Минэкономразвития еще на этапе подготовки законопроекта выступало против поправок. По словам представителя министерства, такие изменения могут снизить доверие налогоплательщиков к аудиторам и институту аудита в целом, что, в свою очередь, снизит качество их работы в части оценки налоговых рисков. «В ряде случаев аудит является обязательной процедурой, предусмотренной законодательством, но объем рынка добровольного аудита и особенно консультирования может сократиться. При этом обязательный аудит может стать формальной процедурой», — сказал собеседник РБК.

Большинство экспертов согласны с оценкой Минэкономразвития. «Подобные нововведения осложнят работу аудиторских компаний со своими клиентами и повлекут существенные структурные изменения на рынке оказания профессиональных услуг», — убежден Артем Ломизе.

По мнению Ломизе, чтобы не подпадать под новые правила, налогоплательщику будет достаточно нанять для оказания сопутствующих услуг компанию, не имеющую статус аудиторской. Что касается самих аудиторов, то те, кто не захочет раскрывать сведения о клиентах, могут добровольно заплатить штраф, допускает он. Сейчас размер такого штрафа в соответствии со ст. 126 НК составляет 10 тыс. руб. В одобренном Думой законопроекте не говорится о новых штрафах — таким образом, регулироваться их размер будет той же статьей о непредоставлении сведений налоговикам.

Сами аудиторы тоже «не в восторге» от грядущих изменений в законе, сказал руководитель департамента аудиторских услуг KPMG в России и СНГ Кирилл Алтухов. «Аудиторская тайна — одна из основ доверительных отношений с клиентом, без которых невозможен аудит. Клиент может потерять уверенность в конфиденциальности, закрыться, что может привести к риску аудиторских ошибок, неверных выводов, а это не в интересах пользователей аудиторских услуг», — говорит он. По словам эксперта аудиторско-консалтинговой группы «Градиент Альфа» Ирины ​Парулевой, аудиторы будут вынуждены приспосабливаться и искать грань, чтобы удовлетворить требования закона и не слишком ронять доверие клиента.

Авторы:
Екатерина Копалкина, Екатерина Литова.

Источник

Оставить комментарий